Исторический очерк о рубле 1654 года

Одним из редчайших артефактов отечественной нумизматики является первая российская монета рублевого достоинства, выпущенная в 1654 году.

Первый русский рубль: известный и неизвестный

(к вопросу об особенностях дизайна рублевого ефимка 1654 года в свете истории создания монеты)

Рубль 1654 года – это продукт неспокойного периода правления царя Алексея Михайловича (1645-1676 гг.). Это время неспроста названо «бунташным», хотя сам государь в историю вошел под скромным именем «Тишайшего». Соляной бунт 1648 года в Москве, а также городские восстания в Новгороде и Пскове в 1650 году потрясли основы Российского царства. Масштаб народных выступлений был таков, что для их подавления не было достаточно обычных сил правопорядка, к усмирению восставших привлекалась регулярная армия. Как результат глубинных социальных противоречий в русском обществе стало появление нового кодекса законов – Соборного Уложения. Соборное Уложение 1649 года усилило эксплуатацию государством всех социальных слоев общества, но в первую очередь, это коснулось тяглых сословий – крестьян и посадских людей. Однако даже дворяне были поставлены в разряд своеобразных «крепостных» по отношению к государству: все они были обязаны нести «службу государеву». Экономика страны была экстенсивной, а фискальная система несовершенной. Но даже репрессивные меры не способствовали пополнению государственной казны – население умело обходило жестокие установки Соборного Уложения. Казна постоянно испытывала дефицит. Доходной части хронически не хватало на покрытие государственных расходов – от содержания армии до выкупа русских «полоняников» из татарского плена.

Неизвестный художник «Царь Алексей Михайлович», конец 1670-х – начало 1680-х гг., ГИМ

В 1654 году началась тринадцатилетняя война России с Речью Посполитой за обладание западнорусскими землями. Эта война нанесла ощутимый удар не только по казне, но и по русской денежной системе в целом. Уже в октябре 1653 года после Земского Собора, утвердившего принятие Войска Запорожского в состав Российского царства, стало понятно, что избежать войны с Речью Посполитой не удастся, и уже на май следующего года был назначен сбор полков для похода на Польшу. За короткий срок нужно было изыскать необходимые средства на сбор, организацию и снабжение армии. Необходимо было также предусмотреть и то, что война будет пожирать в дальнейшем огромные средства. Именно чрезвычайные обстоятельства войны стали импульсом проведения денежной реформы, начавшейся в мае 1654 года. Правительство Алексея Михайловича предполагало, что при успешном раскладе удастся частично отказаться от системы серебряных проволочных монет образца 1535 года и сформировать совершенно новую денежную систему страны по европейскому образцу со значительным количеством медных номиналов, что в свою очередь решит проблему дефицита государственной казны и обеспечит в краткосрочной перспективе финансовую базу для ведения войны с Речью Посполитой. Также одной из целью реформы была унификация денежных систем России и Малороссии, на территории которой имели хождение монеты европейского типа.

Впервые в денежной системе России должны были появиться крупные круглые монеты – рубль (рублевый ефимок), полтинник, полуполтинник (четвертина), гривенник, алтынник. Если до этого указанные номиналы существовали только как единицы денежного счета, то в ходе реформы население Российского царства должно было впервые познакомиться с известными единицами, но уже в виде монет европейского типа.

Но, как сказал классик – «гладко было на бумаге, да забыли про овраги». Уже с первых дней плохо подготовленная реформа столкнулась с большим количеством практически неразрешимых проблем. Оказалось, что и технически, и технологически российские монетные дворы были абсолютно не готовы к выполнению поставленных задач, тем более в чрезвычайных условиях. Поэтому уже с самого начала пришлось корректировать и состав монетного ряда и внешних вид монет.

Для чеканки монет нового типа в Москве был открыт Новый денежный двор, получивший дополнительное название «английского» за то, что производство находилось на территории и в зданиях бывшего английского двора – главной резиденции английской торговой Московской компании.

План Нового денежного двора в Москве (по А.С. Мельниковой)

Двор был приобретен англичанами в 1636 году в Белом городе (в районе современной Лубянской площади). Это была уже вторая английская резиденция в Москве, значительно большая по размерам, чем первая, пожалованная Иваном Грозным Ричарду Ченслеру в 1556 году. В 1649 году торговые отношения с Англией были практически полностью разорваны. Англичанам разрешалась вести торговые дела только в Архангельске и то без постоянного проживания в городе. Разрыв с давним торговым партнером был вызван тем, что 30 января 1649 года в Англии был казнен король Карл I Стюарт. И вот 1 июня 1649 года англичанам был оглашен указ Алексея Михайловича: «…а ныне Государю нашему, Его Царскому Величеству ведомо учинилось, что англичане всею землею учинили большое злое дело, Государя своего Карлуса Короля убили до смерти; и за такое злое дело в Московском Государстве вам быть не довелось… и вы бы, англичане, со всеми своими животы ехали за море…» Таким образом помещения английского двора перешли в казенную собственность, а в 1654 году были переданы Новому денежному двору.

Царь Алексей Михайлович, гравюра из сочинения А. Мейерберга «Путешествие в Московию», 1662 год

Начальниками нового монетного производства были назначены боярин, князь-Рюрикович в XXVI колене Михаил Петрович Пронский и гость Афанасий Нарбеков. Монетный двор был абсолютно неприспособлен к производству монет европейского типа. Требовалось новое оборудование. Первые изготовленные прессы с подъемным молотом на пружине, поставленные купцом Иваном Кирилловым оказались полностью непригодными. Вторая партия машин от того же поставщика также оказалась неудачной. Тогда за основу взяли проект мастера-резчика Федора Байкова. Машина Байкова (подъемный молот на деревянном стане) выдала первую более-менее качественную продукцию – 8 рублей и 20 полтин. В Туле и Москве было заказано 20 машин Байкова.

Тут следует отметить, что все номиналы вышеуказанных монет изначально планировалось чеканить в меди. Об этом редко упоминается в нумизматической литературе. Однако в челобитной грамоте князя Пронского царю Алексею Михайловичу от 12 июня 1654 года прямо указывалось: «Указал ты Государь… из меди делать ефимки, полтинники и полуполтинники, и гривенники, алтынники…» Пронский называет в своей челобитной и весовые нормы: из фунта ефимков - 10 рублей, полтинников – 20 рублей, полуполтинников – 40 рублей, гривенников – 100, алтынников – 333,3. То есть предполагалось, что даже рублевые монеты будут чеканиться из меди по весовой норме 40 г (1\10 фунта). Были ли изготовлены такие рубли неизвестно. Нумизматике не известно ни одно экземпляра подобных монет. Скорее всего, в челобитной Пронского говорится о первом варианте реформы с чеканкой всех номиналов из меди, который был отклонен властью уже по ходу реформирования денежной системы.

Полуполтинник (четвертина) 1654 года, серебро, 5,33 г

Нумизматика знает монеты, которые Пронский также упоминает в своей челобитной, но несколько ниже – серебряные рубли (рублевые ефимки) и серебряные четвертины (полуполтинники). После долгих производственных экспериментов из всех монет, задумывавшихся изначально круглыми европейского типа, таковыми остались лишь серебряный рубль и медная полтина. Четвертину стали делать простым рассечением ефимка на 4 части с дальнейшей чеканкой на каждой заготовке нового изображения. Также пришлось отказаться и от круглых алтынников и вернуться к из производству по старой «проволочной» технологии.

Полтинник 1654 года, медь, 20 г

Руководство монетного двора столкнулось с еще одной проблемой, не менее, а даже более серьезной, чем несовершенное оборудование – нехватка квалифицированных кадров. «А резец, Государь, один человек, – сообщает Пронский – чеканов резать и почищать некому…» На весь монетный двор было только два молотобойца. А всего на Новом денежном дворе летом 1654 года трудились лишь 20 мастеровых, в том числе 10 «из вольных гулящих людей». Нужно отметить, что кадровый голод был обусловлен не только редкостью специалистов в «ефимочном деле», но и бушевавшей в России эпидемией чумы. От черной смерти, в итоге, 11 сентября 1654 года скончался и сам князь Пронский.

Когда в августе нужно было сообщить населению о введении новых типов монет, оказалось, что все планы правительства рухнули. Нехватка оборудования и специалистов привели к тому, что биричи (глашатаи) «кликали» людям на площадях и рынках только три номинала – рубли, полтины (полъефимки) и четвертины (полуполтинники). Только к началу следующего, 1655 года в оборот вышли планируемые медные монеты, и то историки до сих пор спорят, чеканился ли гривенник из этой линейки. Мелкую медную монету делали в виде прежних «чешуек».

К сожалению провал реформы был вызван еще и тем, что в реальности государство обманывало население утвердив непропорциональную соотношение между реальной и номинальной стоимостью монет. Серебряный рубль, состоящий из 100 копеек, должен был весить около 45 г, но его вес составлял всего лишь около 28 г. То есть, таким образом, в рубле по номинальной стоимости было 100 копеек, а по реальной – всего 64 копейки. И отсюда результат – люди новых денег «не емлют и торговые люди ими не торгуют». Для казны же гешефт был очевиден. Если из одного ефимка чеканили 64 копейки, а принимался он в казну по 49-50 копеек, то при этом выгода казны составляла 28%. При выделке рублевых монет, номинально состоящих из 100 копеек, на основе того же самого ефимка прибыль казны возрастала до 100%.

Первый этап реформы, предполагавший введение в денежную систему монет европейского типа потерпел фиаско. В 1655 году началась грандиозная афера по выпуску медных копеек, которые «по государеву слову» приравнивались к серебряным. Это мероприятие правительства Алексея Михайловича полностью дискредитировало все даже благие начинания власти в сфере денежного оборота и в итоге закончилось кровавым Медным бунтом и отменой всех нововведений в денежной системе России.

Одной из самых ярких монет, появившихся в результате денежной реформы середины XVII века, стал серебряный рубль 1654 года. Монета, являющаяся нумизматическим раритетом, свидетелем высококлассного мастерства монетного мастера, с одной стороны, и своеобразным маркером технической, технологической и организационной отсталости России того периода, с другой. Русские мастера нередко делали великолепные штучные артефакты – наградные золотые угорские, разнообразные коронационные донативные медали. Однако наладить выпуск массовой качественной монеты европейского типа не удалось даже спустя 130 лет после реформы Елены Глинской, утвердившей общие стандарты проволочных денег в России. Не было оборудования, технологий и, самое главное, достаточного количества квалифицированных мастеров монетного дела.

Как же появилась в русской нумизматике замечательная монета – рублевый ефимок?

Итак, в самом начале похода на Польшу, 8 мая 1654 года последовал царский указ о перечеканке 893620 ефимков в русские рубли такого же размера. Для этого, с ефимков (талеров) надлежало «наглатко» сбить все изображения («немецкие клейма») и «учинить на ефимках чеканы». Разумеется, что в первую очередь требовалось создать оформление лицевой и оборотной сторон новой русской монеты. Для этого необходим был высококвалифицированный мастер-резчик, даже не просто резчик, а художник. Таковой на Новом «английском» денежном дворе был только один – Федор Байков – «…а резец только один человек…а иных резцов сыскать не мочно». Тот самый, который создал молотовый снаряд для чеканки новых монет. Судя по всему это был человек широкого кругозора и мастерства, не только резчик-гравер, но и механик. По-видимому Байков был переведен на Новый денежный двор со Старого двора в числе десяти прочих мастеровых людей. Им предстояла нелегкая работа по организации с нуля нового монетного производства.

К сожалению, нам неизвестны подробности жизни и творчества Федора Байкова, перед нами только плоды его трудов – монеты, отчеканенные созданными им штемпелями. Так как царь требовал незамедлительно начать чеканку монет, то уже 19 мая Алексею Михайловичу был представлен образец медного алтынника – самой простой по оформлению новой монеты. Впоследствии от чеканки круглых алтынников пришлось отказаться в связи с большой потерей металла на «обрезки и крохи» и алтынники стали чеканить по старой проволочной технологии.

Для создания штемпелей рублевика десяти дней хватить не могло. Нужно было разработать общую концепцию рисунка аверса и реверса монеты. Досконально уточнить монетную легенду. И уже затем мастер-резчик приступил к изготовлению маточника – матрицы из особо прочного металла с выпуклым изображением и надписью. Рисунок с матрицы затем «переводился» собственно на те штемпели, которым мастера-чеканщики чеканили монету. Изображения на штемпелях-чеканах были уже вдавленными. В обязанности мастера-резчика входил весь цикл работ: разработка дизайна монеты, резка маточника, изготовление штемпелей, их чистовая доработка, дальнейшая чистка и правка чеканов. В такой последовательности по всей вероятности действовал и Федор Байков. Получив одобрение царя на пробный алтынник Байков приступил к более сложной задаче – созданию невиданной доселе в Российском царстве рублевой монеты. 4 июня на одном молотовом снаряде чеканка рублевых ефимков была начата. В течение месяца было выпущено только 2065 рублевиков.

Но перед тем, как поразмышлять над процессом работы Байкова по созданию композиции аверса и реверса рублевика, давайте, уважаемые читатели, оценим результат работы нашего мастера-резчика, а потом попробуем разобраться как же он пришел к созданию именно такой монеты, которую мы сегодня можем увидеть в нумизматических коллекциях Государственного Эрмитажа, ГИМа, Гознака.

Итак, перед нами крупная серебряная монета номиналом рубль. По документам своей эпохи она проходит также как рублевик или рублевый ефимок. Технические характеристики рубля соответствуют европейским талерам (ефимкам). Так, Григорий Котошихин в своем сочинении «О России в царствование Алексея Михайловича» писал, что для чеканки рублевых монет использовались качественные талеры вольного ганзейского города Любека и другие добротные монеты германских земель, обобщенно называемые «любскими»: «…деланы денги, рублевики серебряные величиною против Любского… на ефимках Любских кладены печати царские, и отдаваны те ефимки ис царские казны по полной цене». Так как европейские талеры незначительно отличались друг от друга, за основу возьмем технические характеристики именно Любекского талера первой половины XVII века.

Талер вольного ганзейского города Любека 1621 года

Вес талера не менялся десятилетиями и составлял – 28,5-29 г при диаметре в 41 мм. При сбивании изображений вес незначительно уменьшался и составлял около 28 грамм. Таким образом получался серебряный кружок, который использовался как заготовка для дальнейшей чеканки. Кружок помещался между двумя чеканами в молотовом снаряде. Это был деревянный стан с тяжелым молотом, который поднимали воротом на векшах шестеро человек. Молот падал с высоты нескольких метров и на заготовке выбивалось изображение рублевого ефимка или другого номинала.

Рубль 1654 года из собрания Государственного Эрмитажа

На аверсе первого русского рубля было размещено довольно реалистичное изображение царя-всадника скачущего вправо. То, что на лицевой стороне рублевика изображен сам Алексей Михайлович не вызывает сомнений. Лицо царя прорисовано тщательно и намеренно обращено в анфас, а не в профиль, что отличает эту русскую монету от ее европейских аналогов. На голове царя также тонко прорисованный венец – царская шапка. В данном случае – это полусферический головной убор с зубцами по краю. На момент создания рублевого ефимка «в арсенале» регалий царя Алексея Михайловича было всего лишь три шапки – шапка Мономаха, шапка Казанская Ивана Грозного и шапка «Большого наряда» Михаила Федоровича.

Шапка Казанская (1550-е годы) и шапка «Большого наряда» (1627 год)

Из них под рисунок на монете подходят две – Казанская и «Большого наряда». Скорее всего резчик взял за основу какую-то из этих двух шапок. Левая рука царя прижата к груди, в правой руке он держит одновременно поводья и скипетр, который являлся символом власти и вручался государю в чине венчания на царство – «и скиптр великаго и преславнаго Московскаго государства и всех великих государств Российскаго царствия восприял». Впервые скипетр использовался в качестве регалии при венчании на царство Федора Ивановича в 1584 году. На момент создания рублевого ефимка царь Алексей Михайлович использовал именно этот скипетр.

Скипетр «Большого наряда», Западная Европа, XVI век

Царь одет в ферезею – чрезвычайно парадную и дорогую долгополую верхнюю одежду знати XVI-XVII вв., которую отличают длинные (вровень с подолом, достигавшим щиколоток) откидные рукава и прорези для рук: «А на Великом Государе было платья: ферезея, объярь осинова, с уским круживом; кафтан ездовой, камка китайская брусничной цвет; зипун, тафта бела». На аверсе рубля мы видим, что один из длинных рукавов царской ферезеи даже развивается над крупом скачущего коня.

Годфри Неллер «Портрет Петра Потемкина», 1682 год

Ферезею шили из дорогого сукна, подбивали мехом, украшали золотом, а иногда и драгоценными камнями. На портрете посла России во Франции П.И. Потемкина мы видим, что он одет в дорогую ферезею, длинные рукава которой заложены за спину. Облегченным, летним вариантом ферезеи был опашень, который также имел длинные откидные рукава и прорези для рук. Длинные рукава были и у охабня. Так что все три типа одежды подходят к изображению царя на монете, но все-таки парадной дорогой одеждой была именно ферезея.

Русский всадник в охабне, гравюра из сочинения Э.Пальмквиста «Заметки о России», 1674 год

Царь-всадник сидит на скачущем вправо коне, в отличие от медного полтинника, где конь изображен шагающим. По сути лишь этим отличается изображение на рубле и полтиннике.

По краю аверса, между двумя точечными ободками, отчеканена круговая легенда, идущая сверху по часовой стрелке и содержащая краткий титул царя: «БЖЇЕЮМЛСТЇЮВЕЛЇКИЇГДРЬЦРЬIВЕЛЇКИIКНSЬАЛЕКСѢЇМИХАЇЛОВЇЧЬВСЕЯВЕЛИКЇѦIМАЛЫѦРОСИЇ», то есть «БОЖИЕЮ МИЛОСТИЮ ВЕЛИКИЙ ГОСУДАРЬ, ЦАРЬ И ВЕЛИКИЙ КНЯЗЬ АЛЕКСЕЙ МИХАЙЛОВИЧ ВСЕЯ ВЕЛИКИЯ И МАЛЫЯ РОССИИ». На рублевике 1654 года был впервые был помещен новый «малороссийский» титул русского царя.

Рубль 1654 года, проданный на аукционе в 2020 году за 17,2 млн рублей

Легенда на аверсе монеты сделана столь мастерски, что на протяжении последующих веков никто не смог в точности повторить великолепный полуустав, использованный Федором Байковым для изображения царского титула на рублевом ефимке.

На реверсе монеты в орнаментированной квадратной рамке изображен коронованный трехзубцовой короной двуглавый орел с Большой государевой печати. Подобная печать была приложена, например, в марте 1654 года к царской жалованной грамоте гетману Богдану Хмельницкому на город Гадяч.

Большая государственная печать царя Алексея Михайловича 1654 года

Над орлом размещена дата чеканки монеты «от сотворения мира» кириллическими буквами: «ЛѢТА ҂ЗРѮВ» (7162 год). В переводе на привычное нам летосчисление 7162-5508=1654 год н.э. Внизу под орлом указан номинал – «РУ БЛЬ».

Но вернемся в май 1654 года, когда резчик Нового денежного двора Федор Байков начал работу над разработкой композиции сторон рублевого ефимка. Нам трудно сейчас представить ход мыслей мастера. Хотел ли он создать абсолютно уникальную по оформлению монету с русским колоритом или все-таки взял за основу один из многочисленных типов европейских монет, с которыми он в силу службы на монетном дворе был несомненно хорошо знаком. В распоряжении Байкова были монеты практически со всех уголков Европы: талеры вольных ганзейских городов, германских княжеств, графств и герцогств, рейхсталеры, нидерландские патагоны, талеры польские, чешские, шведские, датские, швейцарские, итальянские, испанские, а также разнообразные золотые монеты. Ну и несмотря на то, что с 1649 года торговля с Англией была частично заморожена и проходила лишь в Архангельске, несомненно, что русский мастер был знаком и с английскими монетами.

Сам принцип оформления аверса и реверса говорит о том, что все-таки резчик не просто знал европейскую монетную традицию, он фактически ее повторил в созданном им рублевом ефимке. На аверсе – изображение владельца монетной регалии, государя-суверена окруженное легендой, содержащей титул, а на реверсе – герб-печать суверена с указанием года чеканки и номинала.

Так какую же конкретно монету, а может быть и несколько монет мог взять Федор Байков в качестве основы для разработки дизайна рублевого ефимка?

Среди известных талеров того времени похожей на первый русский рубль монеты нами обнаружено не было. Конечно изредка встречаются талеры с всадниками, но как правило все они изображают либо Георгия Победоносца, либо св. Мартина, либо суверена в образе рыцаря. По нашему мнению, русский резчик взял за образец оформления аверса рубля лицевую сторону кроны английского короля Якова I Стюарта. Моделью мог послужить и аверс монеты аналогичного номинала его сына – короля Карла I Стюарта, казнь которого привела к частичному разрыву русско-английских торговых связей и к конфискации английского двора в Москве, где в 1654 году на Новом денежном дворе началась чеканка первых российских рублей.

Аверсы крона Якова I Стюарта 1621 года и кроны Карла I Стюарта 1631 года

Технические характеристики английской кроны полностью идентичны талеру (вес 28,28 г при диаметре 44 мм). Композиция на аверсе монеты представляет короля-всадника в круговой легенде по краю монеты. Принципиальным отличием рубля от английской монеты является то, что конь на русской монете изображен скачущим, а не идущим шагом. А вот на новом медном полтиннике конь как раз шагает так же, как и на английской кроне. Король-всадник на кроне изображен в такой же церемониальной позе, что и русский царь на рубле. Меч в руках английского короля на кроне на русской монете был заменен на скипетр. Так что типологически и стилистически композиция аверса рублевого ефимка практически полностью идентична лицевой стороне английской кроны.

А что же с реверсом рубля? Он весьма необычен. В центре композиции мы видим орла с Большой государевой печати размещённого в квадратном щитке, окруженном декоративным орнаментом. Необычность реверса состоит именно в этом квадратном щите, вписанном в монетный круг. На европейских монетах того времени такое оформление встречается чрезвычайно редко. Нехарактерно оно ни для европейских талеров, ни для крупных золотых наградных русских монет того времени – угорских. На всех этих монетах композиция размещена исключительно в круге, а не в квадрате. Есть лишь одна европейская монета, где орнаментированный волютами квадратный щит размещен в центре монетного круга. Это голландский дукат и его подражания, выпускавшиеся в ряде европейских городов.

Реверсы: 1 - голландского дуката 1609 года (чекан Утрехта) и 2 - дуката Франкфурта 1639 года

Голландский дукат был впервые отчеканен в 1586 году и стал популярной международной валютой на несколько веков вперед. На всем протяжении своей истории дукат не менял своих характеристик и дизайна. Это было оценено по достоинству во многих странах Европы. Дукат широко использовали в международных расчетах. Ему подражали. Несомненно о голландском дукате знали и в России XVII века. Эта золотая монета в числе прочих служила сырьем для чеканки русских золотых угорских, наградных копеек, производства ювелирных изделий. С большой долей вероятности можно предположить, что реверс голландского дуката послужил образцом для создания основы композиции оборотной стороны первого русского рубля. Так, рубль стал одной из немногих европейских монет с необычным оформлением реверса – квадрат в круге.

Откуда же голландцы позаимствовали такой оригинальный дизайн? Ведь в позднесредневековой Европе таких монет не было. В Европе не было, а вот для арабского востока квадрат в круге – обычное оформление монетных сторон.

Динар, 1549-1569 гг., Султанат Саадитов, Марокко, Абу Мухаммад Абдаллах, золото, 3,82 г

Полагаем, что для голландского дуката образцом по оформлению, да и по техническим характеристикам стали монеты арабского Магриба – северо-западной Африки. Казалось бы, где Голландия, а где Магриб. Однако Нидерланды до 1579 года находились под властью Испании. А та, в свою очередь, имела прямые контакты с марокканскими арабами через свою колонию Мелилья на средиземноморском побережье Африки. Вот так восточная традиция оформления монет перекочевала в Европу, а затем и в Россию.

Первый опыт введения в денежную систему России рублевой монеты к сожалению оказался неудачным. Причинами этого были как поспешность денежной реформы, проводимой в условиях чрезвычайных обстоятельств начала войны с Польшей, так и технико-технологическая отсталость в сфере монетного производства, а также острая нехватка квалифицированных специалистов монетного дела. Однако это не помешало талантливому резчику Федору Байкову создать уникальную монету, сочетающую в себе лучшие русские, европейские и восточные традиции оформления монет. Незначительное количество рублей, отчеканенных летом 1654 года на Новом денежном дворе в Москве, сделало эти монеты ценными нумизматическими раритетами. Несколько десятков из них сегодня являются подлинным украшением коллекций лучших музеев России и мира.

Роман Новожеев

Кандидат исторических наук, доцент

Бесплатная доставка + монета